ПОИСК
новости пациентам специалистам фармакология
Об интерфероне
Интерферон - краеугольный камень иммунной системы
Как выглядит интерферон и откуда он берется
Где, как и когда работает интерферон
Чем грозит нехватка ИФ
Интерфероновый статус
Фармакология
Препараты интерферона
Классификая интерферонов
Препараты влияющие на функции иммунной системы
Принципы лечения болезней иммунной системы
Часто задаваемые вопросы
Иммунитет
Что такое иммунитет?
Из чего состоит и как функционирует иммунная система
Два иммунитета лучше,чем один
Что такое иммунный статус и как его исследуют
Просто о болезнях иммунной системы
На основании, каких признаков можно заподозрить имммунодефицитное состояние
Недостаток интерферона и инфекции иммунной системы
Интерферон и болезни
Онкологические заболевания и ИФ
Питание онкологических больных во время лечения интерфероном
Герпес и ИФ
Хронические гепатиты и ИФ
СПИД и ИФ
Интерферон и дети часто болеющие простудными заболеваниями
Врачам
Механизмы действия ИНФ
Интерфероновый статус
Детские болезни
Акушерство/гинекология
Инфекционные болезни
Дермато-венерология
Гастроэнтерология
Аллергические заболевания
Урология
Хирургия
Пациентам
Часто задаваемые вопросы
На что может надеяться пациент при лечении гепатита С интерфероном
Хламидиоз
Герпес
Гепатит
ОРВИ и Грипп
Герпес и интерферон
Главная »» Библиотека »» Врачам »» Детские болезни

Иммунореабилитация детей раннего возраста с цитомегаловирусной инфекцией, протекающей с синдромом бронхиальной обструкции

версия для печати версия для печати

Журнал «Педиатрия им. Г.Н.Сперанского»№1/2007 (стр.45-52)
В.К. Котлуков, Л.Г. Кузьменко, Б.М. Блохин,  Н.В. Антипова, Т.С. Николова

До настоящего времени не наблюдается тенденции к уменьшению числа заболеваний, которые принято связывать с вторичной иммунной недостаточностью, на фоне которой нередко развиваются заболевания, обусловленные возбудителями оппортунистических инфекций. В частности, среди детей достаточно широко распространена цитомегаловирусная инфекция (ЦМВИ), частота которой в детской популяции, по данным разных авторов, варьирует от 13,3 до 90,9% [1 - 4].

В патогенезе ЦМВИ, как и любой вирусной инфекции,  ключевая роль принадлежит системе  клеточного иммунитета [3 – 6]. Ранее нами было показано, что у детей грудного и раннего возраста ЦМВИ может ассоциироваться с синдромом рецидивирующей бронхиальной обструкции (СБО) [7]. Это позволяет рассматривать ЦМВИ как фактор риска формирования у детей бронхиальной астмы (БА).  В доступной литературе отсутствуют сообщения о развитии БА у больных, перенесших в раннем возрасте ЦМВИ с СБО. Тем не менее, с учетом длительно сохраняющихся иммунных нарушений после перенесенной ЦМВИ, такая возможность реально существует. Это является обоснованием для проведения иммунореабилитации (ИР) больным, перенесшим ЦМВИ с СБО.

Имеющиеся данные литературы свидетельствуют о высокой клинико-иммунологической эффективности ИР при хронических бронхолегочных заболеваниях [8, 9]. Основанием для проведения ИР при ЦМВИ является то, что персистенция в макроорганизме цитомегаловируса (ЦМВ)  приводит к иммунодепрессии организма хозяина. Это сопровождается нарушением иммунного гомеостаза, сохранность которого не всегда обеспечивается стартовой терапией.

ИР включает комплекс мероприятий, направленных на восстановление нарушенного иммунного гомеостаза организма, – выздоровление больного (при остром течении заболевания) или достижение стойкой ремиссии и нормализации иммунологических параметров [10]. Одним из принципов ИР является иммуномодулирующая терапия, которая складывается из двух основных компонентов – иммунодепрессии и иммуностимуляции [11].
Одной из основных систем регуляции неспецифической противовирусной защиты является система интерферона (ИФН). Она служит первым барьером,  ограничивающим развитие вирусной инфекции. Депрессия продукции ИФН способствует прогрессированию вирусной инфекции и затяжному и рецидивирующему течению заболевания. Основными продуцентами эндогенного ИФН являются моноциты, макрофаги, лимфоциты, фибробласты и эпителиальные клетки. ИФН-α, -β, -γ обладают противовирусным, антипролиферативным и иммуномодулирующим действием [12].

Человеческий лейкоцитарный ИФН с успехом применялся для коррекции вторичных нарушений иммунитета при бактериальных инфекциях [13]. Инъекционная форма ИФН (лейкинферон) эффективно использовался при обструктивных бронхитах и острой пневмонии, а также при хронических неспецифических заболеваниях легких. Некоторые авторы указывают на успешное применение препаратов ИФН при острых респираторных инфекциях (ОРИ) у часто болеющих детей (ЧБД), при бактериальных осложнениях со стороны респираторного тракта, хронических вирусных гепатитах [14 – 17]. При этом авторы указывают на целесообразность длительного применения препаратов ИФН, которые оказывали положительное влияние на течение заболевания при отсутствии выраженных побочных реакций у больных.

Применение Виферона у новорожденных с внутриутробной инфекцией (ВУИ) (вирусы простого герпеса, ЦМВ,  гепатита В) в дозе 150 000 МЕ 2 раза в день в ректальных свечах в течение 1 – 2 курсов по 5 дней позволяло авторам значительно уменьшить симптомы интоксикации  и нередко было достаточно для элиминации возбудителя ВУИ, что подтверждалось отрицательными результатами ПЦР 18].

Препараты ИФН оказывают ингибирующее действие на синтез IgE, способствуют повышению функциональной активности естественных киллеров, стимулируют пролиферацию CD8-лимфоцитов, тормозят дегрануляцию тучных клеток [19]. У пролеченных детей с БА отмечалось сокращение числа эпизодов ОРИ и связанных с ними обострений БА.

Препаратом выбора при ЦМВИ, способствующим элиминации вируса из организма,  является синтетическое производное цитокинов – Виферон. Это человеческий рекомбинантный ИФНα2. Одним из преимуществ Виферона является неинвазивный способ введения. Он выпускается в форме ректальных суппозиториев. Показаниями для применения Виферона в детской практике являются герпетическая инфекция,  ЦМВИ, вирусные гепатиты В, С, D, хламидиоз, микоплазмоз, уреаплазмоз, урогенитальные и бронхолегочные инфекции, пиелонефрит, гломерулонефрит, дисбактериоз, менингиты, кандидоз, грипп и ОРВИ.

Целью данной работы явилась оценка эффективности ИР препаратом Виферон детей  раннего возраста с ЦМВИ, осложненной синдромом рецидивирующей бронхиальной обструкции.

Материалы и методы исследования

Под наблюдением находились 55 детей в возрасте от 5 мес. до 3 лет с приобретенной генерализованной ЦМВИ, сопровождавшейся рецидивирующим течением СБО. 1-ю группу составили 35 детей, длительно получавших в качестве ИР Виферон в периоде реконвалесценции; 2-ю группу – 20 больных, не получавших Виферон в периоде реконвалесценции ЦМВИ. Все дети обеих групп в острый период заболевания получали Виферон в возрастной дозе в течение 10 дней.

У всех детей проводили анализ состояния здоровья родственников первой и второй линии родства (на основании изучения родословных), состояния здоровья матери до и во время данной беременности, оценку эпидемиологического анамнеза и данных объективного исследования.

В число дополнительных методов обследования у всех пациентов были включены общеклинические  (гемограмма, рентгенография органов грудной клетки) и специальные. К числу последних относились следующие:

  • определение содержания в сыворотке крови специфических противоцитомегаловирусных IgM- и IgG-антител методом иммуноферментного анализа (ИФА); диагностически значимыми считались титры специфических антител для IgM и IgG 1:50 и более;
  • определение количества циркулирующих в крови лимфоцитов с фенотипом CD3, CD4, CD8 с использованием моноклональных антител к дифференцировочным антигенам;
  • определение в сыворотке крови концентрации IgA, IgM, IgG методом радиальной иммунодиффузии по G. Mancini;
  • определение в сыворотке крови общего IgE методом ИФА;
  • исследование интерферонового статуса с определением содержания в цельной гепаринизированной крови ИФНα и ИФНγ традиционным методом;
  • определение показателей фагоцитоза [фагоцитарный индекс (ФИ) и фагоцитарное число (ФЧ)].


Статистическую обработку результатов проводили методом вариационной статистики с определением средней арифметической, величины сигмального отклонения, ошибки средней, критерия t Стьюдента.
Исследования проводили в острой фазе заболевания, начальном периоде реконвлесценции и в динамике курса ИР через 1 и 3 месяца. Критериями эффективности ИР препаратом Виферон у наблюдавшихся больных служили данные динамического клинического наблюдения, динамика иммунологических показателей и параметров интерферонового статуса, регресс специфических антител класса IgM и IgG.

Результаты и их обсуждение

Анализ родословных показал, что у 1/3 родственников наблюдавшихся больных первой и второй линии родства имели место хронические заболевания органов дыхания, у 40% - хронические заболевания желудка и 12-перстной кишки, у 29% - аллергические заболевания, у 15% - болезни сердечно-сосудистой системы. Обратила на себя внимание высокая отягощенность матерей детей хроническими заболеваниями урогенитального тракта и экстрагенитальными заболеваниями. В сумме эти заболевания были отмечены у 80% матерей наблюдавшихся детей. Возраст матерей к моменту рождения данного ребенка был различным: у 1/2 – до 25 лет, почти у 1/4 – от 25 до 30 лет, у 1/4 - старше 30 лет. Половина наблюдавшихся детей родились от 1 беременности, 1/4 – от П  и 1/4 – от Ш и более беременностей.
Период антенатального развития у 44 из 55 наблюдавшихся (80%) протекал на фоне токсикоза и ОРИ у их матерей, у 21 матери из 55 (38%) беременность сопровождалась угрозой прерывания. Интранатальный период был осложнен у 14 (25%) стремительными, у 9 (17%) – затяжными родами. У 6 из 55 матерей (12%) в родах отмечалась преждевременная отслойка плаценты. Из 55 детей 6 (11%) родились в ягодичном предлежании, 13 (23,6%) – путем операции кесарева сечения. У 5 детей (9%) имела место асфиксия в родах.

В постнатальном периоде 3/4 наблюдавшихся детей находились на раннем искусственном и смешанном вскармливании и более половины из них с 2 – 3 месяцев страдали детской экземой или крапивницей, сохранявшимися на протяжении первых 1,5 – 3 лет жизни. Анализ данных о предшествующих заболеваниях позволил отнести всех пациентов к группе часто и длительно болеющих ОРИ детей. Рецидивирующий ларинготрахеит с явлениями  стеноза гортани 1-П степени отмечался у 27,7 % детей. Проявлений СБО до настоящего заболевания не отмечено ни в одном случае. Кишечный дисбактериоз до заболевания выявлялся у 84 % пациентов.

Таким образом, вся группа наблюдавшихся детей имела высоко отягощенный по хроническим заболеваниям семейный анамнез, в том числе нарушенное состояние здоровья матерей и осложненное течение анте-, интра- и постнатального периодов развития.

Настоящее заболевание в острый период характеризовалось фебрильной лихорадкой, часто возникающим малопродуктивным кашлем различной интенсивности, наличием большого количества сухих свистящих и влажных разнокалиберных хрипов в легких. Число эпизодов СБО у каждого ребенка в течение острого периода ЦМВИ (в течение 3-4 недель) составило 2-3. У 3/4 детей выявлялся цианоз носогубного треугольника, синева в области нижних век. У 1/4 наблюдавшихся пациентов указанные проявления сочетались с экзематозными высыпаниями на коже, наличием гнейса на волосистой части головы, у 2/3 детей выявлялась выраженная микрополиадения, у 1/4 – гипертрофия небных миндалин и у всех – гепато- и спленомегалия разной степени выраженности.

Рентгенологические исследования органов дыхания проводили на 3 – 4-й день от начала болезни. Показанием для данного обследования являлась необходимость  дифференциальной диагностики с острой пневмонией. У пациентов выявлялись обогащение и деформация сосудистого рисунка, расширение и уплотнение корней легких, повышение прозрачности легких, ателектазы в легких различной локализации (у 27,8 %).  Таким образом, рентгенологическая характеристика соответствовала картине СБО инфекционного генеза, при этом обращало на себя внимание высокая частота выявления в легких ателектазов.

В остром периоде заболевания у всех детей отмечалась склонность к лейкопении (5,5 ± 1,65 х 10 /л) и тенденция к абсолютной нейтропении (1,6 ± 0,3 х 10 9/л), сохранявшаяся и в периоде реконвалесценции (1,5 ± 0,25 х 10 9/л). 
При цитологическом  исследовании слюны и мочи выявлялись трансформированные ЦМВ-клетки – соответственно у 73,5% и 80,4% больных. При серологическом исследовании диагностически значимые титры антицитомегаловирусных (анти-IgM и анти-IgG)  антител были выявлены у всех обследованных больных.

Выявление специфически измененных ЦМВ-клеток в осадке мочи и слюне, наличие диагностически значимых титров специфических IgM- и IgG-антител позволили расценивать ЦМВИ у наблюдавшихся детей как приобретенную.
Продолжительность острого периода заболевания у наблюдавшихся детей составила 3-4 недели (в среднем 23,4 ± 2,1 дней).

Результаты исследования иммунного статуса и фагоцитоза у наблюдавшихся детей в острый период заболевания свидетельствовали о тенденции к снижению показателей Т- звена, IgA и IgG, повышении концентрации IgM и снижении показателей фагоцитоза:  CD3 45,2 ± 12,1% (при норме 60 – 70%), CD4 26,1 ± 11,2% (при норме 39 – 50%), CD8 15,9 ± 7,1% (при норме 19 – 35%), ИРИ 1,57 ± 0,3 (при норме 2,1 – 2,3); IgA 0,22 ± 0,01 г/л (при норме 0,15 – 1,3 г/л), IgG 3,3 ± 0,21 г/л (при норме 3,0 – 15,8 г/л), IgM 2,8 ± 0,2 г/л (при норме 0,2 – 2,2 г/л); ФИ 78,3 ± 2,4 (при норме 89,4 ±  0,9); ФЧ 5,1 ± 0,7% (при норме 7,6 ±  0,2%).

Таким образом, результаты исследования указывали на существенное снижение в остром периоде заболевания количества лимфоцитов с фенотипом CD4, о чем свидетельствует существенное снижении ИРИ. Результаты нашего исследования совпадают с наблюдениями других авторов [19, 20].

В целом у наблюдавшихся больных выявлялись признаки депрессии Т-клеточного иммунитета и фагоцитоза в виде  снижения общих Т-лимфоцитов, дисбаланса иммунорегуляторных клеток, снижения активности фагоцитирующих клеток.

Выявленные изменения в системе иммунитета и фагоцитоза, вероятнее всего, явились следствием воздействия на организм детей ЦМВ. Типичный представитель оппортунистической инфекции ЦМВ способен персистировать в организме хозяина и в условиях наследственной отягощенности по аллергической патологии и предрасположенности к гиперреактивности бронхов, вероятно, может приводить к рецидивированию СБО, и, возможно, способствовать возникновению БА при последующих эпизодах ОРИ другой этиологии.

С целью элиминации ЦМВ в острый период заболевания всем наблюдавшимся детям назначали Виферон в суппозиториях в возрастной дозе 150 тыс ЕД  2 раза в сутки в течение 10 дней. Переносимость Виферона была хорошей, побочных явлений не отмечено ни у одного ребенка. После проведения базового курса терапии Вифероном у всех детей самочувствие было удовлетворительным, проявления СБО отсутствовали и отмечено исчезновение спленомегалии. Вместе с этим  умеренные проявления лимфоаденопатии и гепатомегалии по окончании курса лечения продолжали сохраняться. При исследовании показателей иммунного статуса в начальном периоде реконвалесценции отмечено, что после окончания базового курса Виферона у наблюдавшихся детей различий показателей с исходными значениями острого периода не было, но наблюдалась некоторая тенденция к увеличению количества CD3 (табл. 1).

Выявленные в периоде реконвалесценции ЦМВИ маркеры иммунной недостаточности; сохранение клинических симптомов в виде лимфоаденопатии и умеренной гепатомегалии; данные анамнеза, свидетельствующие о принадлежности наблюдавшихся больных к группе часто и длительно болеющих ОРИ детей, по совокупности  явились показанием для проведения ИР в периоде реконвалесценции.

Учитывая хорошую переносимость Виферона и возможность использования его в течение длительного времени для проведения ИР в периоде реконвалесценции, у детей 1-й группы было продолжено применение  препарата в дозе 150 тыс ЕД  2 раза в день с введением суппозиториев 3 раза в неделю в течение 3 месяцев в периоде клинического благополучия. Дети 2-й группы длительно не получали Виферон в период реконвалесценции ЦМВИ.
Результаты исследования гемограмм, иммунного статуса и фагоцитоза у детей, получавших Виферон (1-я группа) и не получавших его (2-я группа), представлены в табл. 1.


Таблица 1. Динамика показателей гемограммы, клеточного иммунитета и фагоцитоза у наблюдавшихся  детей.

 Показатели

 Период реконвалесценции
 1 гр. (n=30) 2 гр. (n=20)

Через  1 мес. после начала ИР
1 гр.(n=35)  2гр.(n=20)

Через 3 мес. после начала ИР
1гр.(n=28)  2гр.(n=20)

 Лейкоциты, 109
 
  

 6,2±0,78    

 6,4±0,8

7,5 ± 0,63

6,2 ± 0,7

8,1 ± 0,3 

 6,1±0,4

Нейтрофилы, в 1 мкл

1875±173,5    

1914±169,5

2279±130*  

1991±147

2784±128*

2103±140

Моноциты, в 1 мкл

390,1±51,3    

341,3±60,3

  211,2±48*      

286,1±51

180±51,5* 

192±51,3

CD3 (n=60–70%), %

52,6±8,3     

51,4±7,5

57,9 ±6,4       

52,3±6,9

61,9 ± 5,3 

52,1±4,6

CD4 (n=39–50%), %

30,7±7,4     

  31,3±6,2  

32,7 ± 7,4      

28,5±7,0

43,5 ± 3,6* 

30,9±3,1

 CD8 (n=19–35%), %

17,9±6,2      

18,2±5,8

 18,3 ± 6,4      

16,9±6,1 

24,3 ± 4,9 

19,3±5,2

ИРИ   (n=2,1–2,3)

1,65±0,21     

1,62±0,26

1,73 ± 0,23   

1,69±0,31

   1,9 ± 0,31  

1,6±0,5

ФИ (n=89,4+/-0,9%)

73,1±2,4     

 72±3,4

82,5 ± 3,6*   

80,2±4,9

 88,5 ± 4,1*

72,3±5,7

ФЧ (n=7,6+/-0,2)

 5,9±0,7       

5,7±0,8

6,3 ± 0,8     

6,7±0,72

  7,8 ± 0,5* 

      6,1±0,8


   * - р < 0,05 при сравнении показателей с периодом реконвалесценции.

Через 1 мес после начала курса ИР самочувствие больных обеих групп оставалось стабильно удовлетворительным, клинических  признаков СБО не наблюдалось, при объективном исследовании легких отмечалась жесткость дыхания при аускультации,  размеры печени были увеличены до 2,5 см, селезенка не пальпировалась.

В гемограммах у детей 1-й группы увеличивалось количество лейкоцитов, нейтрофилов и уменьшалось содержание моноцитов по сравнению с исходными данными.  Имела место тенденция к нормализации показателей клеточного иммунитета и фагоцитарной активности нейтрофилов (значимо увеличилось число общих Т-лимфоцитов, Т-хелперов, ФЧ и ФИ).  Переносимость Виферона была удовлетворительной, побочных реакций не наблюдалось.

Во 2-й группе детей только абсолютное число моноцитов имело тенденцию к снижению, значения остальных параметров (общие Т-лимфоциты и их основные субпопуляции, ФИ и ФЧ) не изменились. Через 2 мес от начала ИР Вифероном отклонений в состоянии здоровья детей 1-й группы не наблюдалось, признаков СБО не было, размеры печени и селезенки оставались в пределах возрастной нормы, показатели количества лейкоцитов, нейтрофилов и моноцитов имели стойкую тенденцию к нормализации – соответственно  7,32 ± 0,57 х 10 9/л, 2415 ±128,3 и 201,3 ± 41,5 в 1 мкл. Во 2-й группе пациентов в клинической картине признаков СБО не наблюдалось, однако при аускультации легких сохранялась жесткость дыхания, в гемограмме число лейкоцитов составило 6,4±0,53 х 10 9/л, нейтрофилов - 2038±131,9 в 1 мкл; моноцитов - 275,1±45 в 1 мкл.  Иммунологические исследования не проводилось.

Через 3 мес после начала курса ИР состояние и самочувствие детей 1-й группы было стабильно удовлетворительным, клинических признаков СБО не отмечалось, размеры печени были в пределах возрастной нормы. Побочных эффектов при применении Виферона не наблюдалось, переносимость препарата была хорошей. В гемограмме число лейкоцитов, нейтрофилов, общих Т-лимфоцитов, Т-хелперов, ФИ и ФЧ достоверно увеличилось по сравнению с исходными значниями в начале периода реконвалеценции.

Во 2-й группе в течение 3 мес  наблюдения у 9 (45%) детей отмечались эпизоды подъема температуры тела до субфебрильных цифр в сочетании с катаральными симптомами со стороны верхних дыхательных путей, появлением кашля без отчетливых признаков СБО, но с наличием незначительного количества распространенных сухих хрипов в легких при аускультации, что было расценено как проявление интеркуррентной ОРИ. Продолжительность респираторного заболевания составляла 8 – 10 дней. У остальных детей этой группы отклонений в состоянии здоровья не отмечалось. Нормализации изучавшихся показателей гемограммы, иммунного статуса и фагоцитоза не наблюдалось.

В динамике курса ИР было проанализировано состояние интеферонового статуса (табл. 2).


Таблица 2. Динамика показателей интерфероногенеза у наблюдавшихся детей.

Показатели

Острый период

   1гр.(28)  2гр.(17)

Через 1 мес после начала ИР

   1гр.(27)  2гр.(15)

Через 2 мес после начала ИР

    1гр.(25)  2гр.(16)

Через 3 мес после начала ИР

   1гр.(24)   2гр.(15)

 ИФНα, Ед/мл (N=320 - 640)

 305,2±15  

 301,4±17   

314±14,9 

290±18

 327,8±21  

281±19,5

401±32,6  

288±21,5

 ИФНγ, Ед/мл
(N=32 – 64)

 14,3±3*    

  14,9±3,5

 19,5±5,3  

15,7±3,9 

30,2±6,2    

16,9±4,6

34±6,8       

17,4±5,5


* р < 0,05 при сравнении показателей с нормой.

Анализ результатов показал, что через 3 мес от начала ИР уровень ИФНα у детей 1-й группы значимо увеличился и стал достоверно выше, чем у детей 2-й группы. Уровень  ИФНγ у больных 1-й группы через 2 и 3 месяца от начала  ИР Вифероном также достоверно увеличился и стал значимо выше, чем у детей 2-й группы. У детей, не получавших длительно Виферон, существенной динамики значений ИФНα и ИФНγ не наблюдалось.
Таким образом, сравнение результатов исследования показателей интерфероногенеза у детей, получавших и не получавших ИР Вифероном, убедительно показали положительное влияние Виферона на интерфероновый статус больных ЦМВИ с СБО.

Помимо этого в динамике ИР анализировали уровень антицитомегаловирусных Ig M- и IgG-антител у детей, получавших не получавших ИР Вифероном (табл. 3).

Таблица 3. Динамика числа больных с положительными титрами специфических антител IgM и IgG к ЦМВ. 

Спец. антит.

Реконвалесценция

 1гр.(n=35) 2гр(n=20)

Через 1 мес после начала ИР

 1гр.(n=30) 2гр.(n=19)

Через 2 мес после начала ИР

 1гр.(n=27) 2гр.(n=17)

Через 3 мес после начала ИР

 1гр.(n=23) 2гр.(n=15)

 Ig M 

100%

100%

-

-

-

-

-

-

 Ig G   

100%

100%

19(63%)

17(89%)

     -     

9(52,8%)

     -     

3(20%)

Результаты исследований показали, что специфические анти-IgM через 1, 2 и 3 месяца не были обнаружены ни у одного из наблюдавшихся детей независимо от того, получали или не получали реконвалесценты Виферон Диагностически значимые титры специфических анти-IgG через месяц от начала ИР  сохранялись у 19 (63%) больных  1-й группы и 17 детей (89%) 2-й группы. При исследовании серологических маркеров ЦМВИ через 2 и 3 мес от начала ИР у детей 1-й  группы специфические анти-IgG-антитела не определялись. У детей контрольной группы, не получавших Виферон, через 2 мес диагностически значимые титры специфических анти-IgG-антител определялись у 9 (52,8%) больных из 17 обследованных, а через 3 мес продолжали сохраняться у 3 (20%) пациентов из 15 обследованных.

Заключение

Проведенные клинические наблюдения  позволили выявить типичный симптомокомплекс, характерный для острого периода приобретенной ЦМВИ с СБО у детей раннего возраста, позволяющий провести диагностический поиск с целью выявления причины рецидивирования СБО. Данные иммунологических исследований свидетельствовали о том, что ЦМВИ с СБО у наблюдавшихся больных проявляла все признаки «оппортунической» инфекции, развиваясь на иммунодефицитном фоне. В начальном периоде реконвалесценции сохранялись проявления вторичной иммунной недостаточности. Это явилось обоснованием для проведения ИР Вифероном.

Проведенное сравнительное исследование в двух группах детей, получавших в реабилитационном периоде терапию Вифероном и не получавших этот препарат,  показало достоверную эффективность курса иммунотерапии с включением Виферона. Об этом свидетельствовали отсутствие клинических признаков реинфекции ЦМВИ и появления других интеркуррентных ОРИ с рецидивом СБО, нормализация показателей Т-клеточного звена иммунитета, фагоцитарной активности нейтрофилов, повышение активности интерфероногенеза, исчезновение титров специфических антител после первого месяца курса ИР с включением Виферона. В группе детей, не получавших Виферон, нормализации изучавшихся показателей не происходило, и более того, у 9 (45%) детей отмечалось присоединение интеркуррентной ОРИ в течение 3 мес наблюдения.

Таким образом, достигнутый положительный клинико-иммунологический эффект, хорошая переносимость препарата Виферон и отсутствие побочных реакций при использовании описанной  методики ИР, позволяют рекомендовать включать данный препарат в комплекс иммунореабилитационных мероприятий у детей с ЦМВИ, протекающей с синдромом рецидивирующей бронхиальной обструкции.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Малаховский Ю.Е. // Педиатрия. – 2000. - №1. – C.83-87.
  2. Таболин. В.А., Володин Н.Н., Ильина И.Д. и др. // Рос. вестн. перинатологии и педиатрии. – 1994.- Т. 39, № 3. – С. 16-19.
  3. Шахгильдян В.И. // Новый мед. журнал. – 1997. - №2. – С. 2 – 6.
  4. Коровина Н.А., Заплатников А.Л., Чебуркин А.В. и др. Цитомегаловирусная инфекция у детей раннего возраста. – М., 1999.
  5. Ковалева Т.А. Клинико-иммунологическая характеристика детей первого года жизни от матерей с цитомегаловирусной инфекцией: Автореф. дисс. … канд. мед. наук. – М., 1995.
  6. Самохин П.А. Цитомегаловирусная инфекция у детей. – М., 1992. 
  7. Котлуков В.К., Блохин Б.М., Румянцев А.Г. и др. // Вопр. практической педиатрии. – 2006. - № 3. - С. 30 – 34.
  8. Сепиашвили Р.И. // 2-й Международный симпозиум «Реабилитация иммунной системы». - Цхалтубо, 1990. - С. 3 – 7.
  9. Болезни органов дыхания у детей / Под ред. С.В. Рачинского и В.К. Таточенко. –М., 1987.
  10. Р.В. Петров // Иммунология. – 1984. - №6. – С. 9 – 18.
  11. Нестерова И.В., Шадрин С.А., Баюкина А.В. //Иммунология. – 2000. - №1. – С. 42 – 46.
  12. Кистенева Л.Б., Лаврухина Л.А., Моргунов К.В. и др. // Педиатрия. - №2. - 1998. – С. 22 – 26.
  13. Ющук Н.Д., Змызгова А.В., Тугутова И.В. и др.//Сов. мед. – 1990. - №7. – С. 11 – 14.
  14. Пальцев М.А., Иванов А.А.  Межклеточные взаимодействия. – М., 1995.
  15. Ющук Н.Д., Климова Е.А. // Рус. мед. журнал.- 2000. - Т. 8, № 17. - С. 672 – 678.
  16. Феклисова Л.В., Шебекова В.М. // Педиатрия.- №6. – 2002. – С. 88 – 92.
  17. Учайкин В.Ф., Смирнов А.В., Россина А.Л. и др. // Педиатрия.- №3. – 2003. – С. 23 – 27.
  18. Малкова Е.М., Помогаева А.П., Кравец Е.Б. и др. // Педиатрия. -– 2002. - №1. -  С. 36 – 40.
  19.  Bogunewik K., Martin R., Martin D. // J. Allergy Clin. Immunol. – 1995. – Vol. 95. – P. 133 – 135.

Авторы наблюдали 55 детей в возрасте от 5 мес до 3 лет с приобретенной генерализованной цитомегаловирусной инфекцией (ЦМВИ), сопровождавшейся рецидивирующим течением синдрома бронхиальной обструкции (СБО). Диагноз ЦМВИ устанавливали на основании выявления ЦМВ-клеток в слюне и моче и диагностических титров специфических антител IgM и IgG. В остром периоде ЦМВИ все дети получали 10-дневный курс Виферона ( ректальные суппозитории в дозе 150 тыс ЕД 2 раза в день). В начальном периоде реконвалесценции 35 детей продолжили иммунореабилитацию (ИР) Вифероном в дозе 150 тыс ЕД 2 раза в сутки 3 раза в неделю в течение 3 мес.

Группу сравнения составили 20 больных, не получавших ИР в периоде реконвалесценции. Длительное использование Виферона сопровождалось отсутствием клинических признаков реактивации ЦМВИ, рецидивов СБО, нормализацией показателей клеточного иммунитета, фагоцитоза, активацией интерфероногенеза, исчезновением специфических маркеров ЦМВИ.

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru  

Копирование материалов без активной гиперссылки на www.interferon.su запрещено