ПОИСК
новости пациентам специалистам фармакология
Об интерфероне
Интерферон - краеугольный камень иммунной системы
Как выглядит интерферон и откуда он берется
Где, как и когда работает интерферон
Чем грозит нехватка ИФ
Интерфероновый статус
Фармакология
Препараты интерферона
Классификая интерферонов
Препараты влияющие на функции иммунной системы
Принципы лечения болезней иммунной системы
Часто задаваемые вопросы
Иммунитет
Что такое иммунитет?
Из чего состоит и как функционирует иммунная система
Два иммунитета лучше,чем один
Что такое иммунный статус и как его исследуют
Просто о болезнях иммунной системы
На основании, каких признаков можно заподозрить имммунодефицитное состояние
Недостаток интерферона и инфекции иммунной системы
Интерферон и болезни
Онкологические заболевания и ИФ
Питание онкологических больных во время лечения интерфероном
Герпес и ИФ
Хронические гепатиты и ИФ
СПИД и ИФ
Интерферон и дети часто болеющие простудными заболеваниями
Врачам
Механизмы действия ИНФ
Интерфероновый статус
Детские болезни
Акушерство/гинекология
Инфекционные болезни
Дермато-венерология
Гастроэнтерология
Аллергические заболевания
Урология
Хирургия
Пациентам
Часто задаваемые вопросы
На что может надеяться пациент при лечении гепатита С интерфероном
Хламидиоз
Герпес
Гепатит
ОРВИ и Грипп
Герпес и интерферон
Главная »» Библиотека »» Врачам »» Гастроэнтерология

Подходы к лечению аутоиммунного гастрита у детей

версия для печати версия для печати

Журнал «Российский вестник перинатологии и педиатрии»№6/2007 «ПОДХОДЫ К ЛЕЧЕНИЮ АУТОИММУННОГО ГАСТРИТА У ДЕТЕЙ»

Г.В.Волынец, Д.Л.Беляев, Т.В.Виноградова, В.Ю.Мурашкин, А.А.Бабаянц, Т.Г.Шаповалова, А.В.Семенов

Московский НИИ педиатрии и детской хирургии Росмедтехнологий; НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи РАМН, Москва

Проведенные исследования показали, что одним из основных этиологических факторов аутоиммунного гастрита у детей является хроническая активная Эпштейна - Барр вирусная инфекция [1 - 5].

Вирус Эпштейна – Барр является одним из наиболее распространенных представителей семейства герпесвирусов [6 - 11]. Как и другие вирусы этой группы он обладает способностью персистировать в организме многие годы, часто пожизненно [10, 12 - 14], без каких-либо клинических проявлений. Вирус Эпштейна – Барр поражает эпителиальные клетки слизистых оболочек (дыхательных путей, пищеварительного тракта, половых органов), а также клетки иммунной системы, в частности В-лимфоциты с фенотипом CD21+ [15]. Передача вирусов происходит через биологические жидкости и выделения: кровь, моча, слюна, слезная жидкость, грудное молоко, амниотическая жидкость, отделяемое влагалища, сперма [15]. Для вируса Эпштейна – Барр характерен также воздушно-капельный путь передачи [16].

Ассоциированный с вирусом Эпштейна – Барр инфекционный мононуклеоз может вызвать осложнения с вовлечением различных органов и систем, но преобладающим в круге интересов данного вируса является эпителий желудочно-кишечного тракта с мощно развитой лимфоидной системой слизистой оболочки [17 - 20]. В настоящее время существуют определенные критерии диагностики хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции [21, 22], которые мы использовали в своей работе.

В работах, посвященных изучению проблем лечения хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции, большое внимание уделяется интерферону-α (ИФН-α), в ряде случаев в сочетании с индукторами интерферона [23 - 30]. Интерферон применяется для создания антивирусного состояния незараженных клеток, подавления размножения вируса, стимуляции естественных киллеров, фагоцитов. Назначаются такие препараты, как реаферон, виферон, лейкинферон, человеческий лейкоцитарный интерферон [31 - 37]. На фоне применения интерферонов повышается уровень фагоцитарной активности моноцитов, повышается количество лимфоцитов CD3+ и CD8+, что способствует формированию полноценного иммунного ответа и улучшает прогноз заболевания [38]. Для подавления размножения вируса в клетке используются аномальные нуклеотиды: валацикловир (валтрекс), ганцикловир (цимевен), фамцикловир (фамвир).

Одним из наиболее часто применяемых при лечении хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции является валацикловир. Валацикловир - специфический ингибитор ДНК-полимеразы вирусов герпеса. Он блокирует синтез вирусной ДНК и репликацию вирусов. В организме человека валацикловир превращается в ацикловир и валин. В результате фосфорилирования из ацикловира образуется активный трифосфат ацикловира, который конкурентно ингибирует вирусную ДНК-полимеразу. Первый этап фосфорилирования происходит под влиянием вирусоспецифического фермента, который обнаруживают только в клетках, инфицированных вирусом. Необходимость присутствия вирусоспецифического фермента для активации ацикловира в значительной степени объясняет его селективность. Валацикловир активен в отношении вируса Эпштейна-Барр, цитомегаловируса, вируса герпеса 1, 2 и 6 типов.

Характеристика детей и методы исследования

Под нашим наблюдением находились 58 детей с аутоиммунным гастритом (средний возраст 10,8±0,5 лет). Диагноз хронического гастрита подтверждался эндоскопическим исследованием с использованием эндоскопической видеоинформационной системы с гастроинтестинальным видеоскопом ЭВИС ЭКСЕРА «OLYMPUS СV-160» (Япония).

Для верификации аутоиммунного гастрита у всех детей методом непрямой иммунофлюоресценции на люминесцентном микроскопе «ЛЮМАМ-Р1» с использованием конъюгата антител к IgG человека с флюоресцеинизотиоционатом (производства НИИЭМ им. Н.Ф.Гамалеи, г. Москва) определялись аутоантитела к микросомам париетальных клеток желудка (исследование проводилось в лаборатории клинической иммунологии института ревматологии РАМН). Диагноз устанавливался на основании обнаружения аутоантител к микросомам париетальных клеток желудка в титрах 1:20 и более. Титр аутоантител 1:10 считался слабоположительным и расценивался как «сомнительный».

Всем детям проведено серологическое исследование крови методом иммуноферментного анализа на антитела к вирусу Эпштейна – Барр с помощью коммерческих тест-систем фирм «HUMAN» (Германия), BioRad (Франция), «Вектор-Бест» (Россия). Проводилось обследование на наличие маркеров вирусf Эпштейна – Барр (ВЭБ): IgM-VCA ВЭБ (IgM к вирусному капсидному антигену ВЭБ), IgG-ЕA-ВЭБ (антитела к раннему антигену ВЭБ), IgG-NA1 ВЭБ (антитела к ядерному антигену ВЭБ). Маркеры IgM-VCA ВЭБ и IgG-ЕA ВЭБ соответствуют активации вирусной инфекции и определялись качественно, а маркер IgG-NA1 ВЭБ определялся количественно. Условные единицы (у.е.) в количественном определении IgG-NA1 ВЭБ рассчитывались по формуле, приведенной фирмой – изготовителем тест-системы. Результаты оценивались согласно норме, рекомендуемой производителем (до 10 у.е.).

Всем пациентам проводилось определение ДНК вируса Эпштейна – Барр в крови, а также слизистой оболочке желудка методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) с использованием коммерческого набора «ДНК-сорб-В» фирмы «АмплиСенс» ЦНИИ эпидемиологии. Для выявления амплификации участка ДНК вируса использовался набор «АмплиСенс-100-R» (исследование проводилось в лаборатории клинико-вирусологической диагностики гепатитов и СПИД Гематологического научного центра РАМН.).

Диагноз хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции устанавливалась на основании определения в сыворотке крови антител к ядерному антигену вируса (IgG-NA1-EBV) в количестве, превышающем 15 у.е. Учитывая сведения литературы [21, 22], а также опыт нашего отделения, на основании клинических проявлений Эпштейна – Барр вирусной инфекции, совокупности результатов серологических исследований и ПЦР диагностики, мы выделили следующие фазы инфекции:

1.      Латентная фаза хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции при обнаружении IgG-NA1 ВЭБ в крови в количестве, превышающем 15 у.е., при отсутствии в крови IgM-VCA ВЭБ и IgG-EA ВЭБ, а также отрицательных данных ПЦР диагностики ДНК вируса Эпштейна – Барр в крови, в биоптатах и слизистой оболочки желудка.

2.      Активная фаза хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции при обнаружении в крови IgG-NA1 ВЭБ в количестве, превышающем 15 у.е., присутствии в крови IgG-EA ВЭБ и/или IgM-VCA ВЭБ и/или выявлении ДНК ВЭБ в крови и/или биоптатах слизистой оболочки желудка методом ПЦР.

Для выявления иммунологических нарушений у наблюдаемых пациентов проводилось исследование состояния В-лимфоцитов методом прямой иммунофлюоресценции, которое включало регистрацию относительного количества В-лимфоцитов (в %) с последующим расчетом абсолютного их числа в мкл, оценку интенсивности свечения В-клеток (в баллах). Также учитывались особенности, выявляемые в препаратах: «газон» клеток (снижение их адгезии), размер лимфоцитов, стадия взаимодействия рецептор – лиганд – «кэп». Исследование проводилось с помощью диагностических флюоресцирующих антивидовых иммуноглобулинов против иммуноглобулинов человека (филиал «Медгамал» НИИЭМ им. Н.Ф.Гамалеи, Москва) на люминесцентном микроскопе. Исследование уровня иммуноглобулинов (Ig) классов G, A, M в сыворотке крови осуществлялось методом прямой радиальной иммунодиффузии в геле с использованием моноспецифических антисывороток по Манчини. Ig класса E определяли методом иммуноферментного анализа. Для исследования функционального состояния Т-клеточного звена иммунитета использовали реакцию спонтанного розеткообразования с эритроцитами барана по M. Jondan (1972). Регуляторные субпопуляции Т-лимфоцитов определяли в теофиллиновом тесте по Shore et al. (1973).

Исследование индуцированного синтеза ИФН-α и ИФН-γ лейкоцитами крови проводилось в группе препаратов интерферона НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи РАМН).

Результаты и обсуждение

Учитывая, что по нашим данным одним из основных триггеров аутоиммунного гастрита у детей является вирус Эпштейна - Барр, в комплексное лечение хронического гастрита, протекающего с активной Эпштейна – Барр вирусной инфекцией, включался противовирусный препарат валацикловир (валтрекс). Валацикловир применялся также в комбинации с вифероном, в комбинации с иммунокорректором лейкинфероном и человеческим лейкоцитарным интерфероном для инъекций. Контрольное обследование проводилось через 2 нед после окончания курса лечения. Катамнестическое обследование пациентов осуществляли через 6 и 12 мес.

Проведен анализ эффективности различных схем противовирусной терапии при хроническом гастрите у детей. В базовое лечение хронического гастрита, протекающего с активной фазой хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции, у 16 пациентов (средний возраст 12,3±0,7 лет) был включен десятидневный курс лечения валацикловиром (валтрекс). Установлено, что указанный курс терапии приводит к значительному улучшению клинико-эндоскопических проявлений заболевания (табл. 1), положительной динамике со стороны показателей активности Эпштейна – Барр вирусной инфекции в виде исчезновения ДНК вируса Эпштейна – Барр из слизистой оболочки желудка и/или клеток крови, что коррелирует с исчезновением аутоантител к париетальным клеткам желудка. Кроме того, у детей отмечено улучшение некоторых иммунологических показателей - уменьшение количества случаев снижения адгезии В-лимфоцитов, увеличение количества цитотоксических Т-лимфоцитов. Но при наблюдении в динамике выявлено обострение заболевания в виде рецидива эндоскопически визуализируемых изменений слизистой оболочки желудка, появления ДНК вируса Эпштейна – Барр в слизистой оболочке желудка. Это коррелировало со вновь появившимися аутоантителами к париетальным клеткам желудка, с ухудшением показателей клеточного и гуморального иммунитета. Клинико-эндоскопическая ремиссия хронического гастрита при включении в комплексное лечение десятидневного курса монотерапии валацикловиром наступила у 7 из 16 пациентов. Через 6 мес после лечения у всех детей отмечался рецидив заболевания, проявлявшийся преимущественно ухудшением эндоскопической картины. Обострение хронического гастрита, сопровождавшееся клиническими проявлениями в виде болевого синдрома, наблюдалось у 2 из 7 детей, синдрома диспепсии – у 4 пациентов.

Десятидневный курс лечения противовирусным препаратом валацикловиром (валтрекс) в комбинации с вифероном был включен в комплексное лечение хронического гастрита, сопровождающегося активной фазой хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции, у 24 пациентов (средний возраст 12,1±0,5 лет),. Виферон назначался в возрастной дозировке в виде ректальных свечей непрерывно в течение 10 дн с последующим введением препарата 3 раза в нед в течение 1,5-2 мес. Использование такого курса терапии привело к значительному улучшению клинико-эндоскопических проявлений заболевания (табл. 2), положительной динамике со стороны показателей активности Эпштейна – Барр вирусной инфекции. У детей произошло исчезновение ДНК вируса Эпштейна – Барр из слизистой оболочки желудка и/или клеток крови, что коррелировало с исчезновением аутоантител к париетальным клеткам желудка, а также улучшением ряда иммунологических показателей (уменьшением количества случаев снижения адгезии В-лимфоцитов, увеличением количества цитотоксических Т-лимфоцитов). Однако при наблюдении в динамике отмечено обострение заболевания в виде рецидива эндоскопически визуализируемых изменений слизистой оболочки желудка, появления ДНК вируса Эпштейна – Барр в слизистой оболочке желудка и аутоантител к париетальным клеткам желудка, ухудшения показателей клеточного и гуморального иммунитета.

Клинико-эндоскопическая ремиссия хронического гастрита при включении в комплексное лечение десятидневного курса терапии валацикловиром в комбинации с вифероном наступила у 10 из 24 пациентов. Через 6 мес у 2 из этих 10 детей отмечался рецидив заболевания, проявлявшийся преимущественно ухудшением эндоскопической картины. У 2 из 10 детей произошло обострение хронического гастрита, сопровождавшееся клиническими проявлениями в виде болевого синдрома, у 4 пациентов – в виде синдрома диспепсии. Клинико-эндоскопическая ремиссия хронического гастрита через 6 мес после лечения сохранялась у 2 из 24 детей. Через 12 месяцев клинико-эндоскопическая ремиссия сохранялась у 2 из 16 обследованных.

Трехнедельный курс лечения противовирусным препаратом валацикловир (валтрекс) в комбинации с вифероном был включен в комплексное лечение хронического гастрита, сопровождающегося активной фазой хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции, у 12 пациентов (средний возраст 12,2±0,9 лет),. Виферон назначался в возрастной дозировке в виде ректальных свечей непрерывно в течение трех нед с последующим применением виферона 3 раза в нед в течение 1,5-2 мес. На фоне проводимого лечения отмечалось значительное улучшение клинико-эндоскопических проявлений заболевания (табл. 3) и положительная динамика со стороны показателей активности Эпштейна – Барр вирусной инфекции - исчезновение ДНК вируса Эпштейна – Барр из слизистой оболочки желудка и/или клеток крови, в сочетании с исчезновением аутоантител к париетальным клеткам желудка и улучшением иммунологических показателей (уменьшение количества случаев снижения адгезии В-лимфоцитов, увеличение количества цитотоксических Т-лимфоцитов).

Клинико-эндоскопическая ремиссия наступила у 9 из 12 пациентов. Через 6 мес после лечения клинико-эндоскопическая ремиссия хронического гастрита сохранялась у 9 детей. Через 12 мес после лечения клинико-эндоскопическая ремиссия отмечалась у 8 из 10 обследованных.

Таким образом, приведенные данные наблюдения за динамикой клинико-эндоскопических, морфологических, вирусологических и иммунологических изменений при использовании в комплексном лечении хронического гастрита трехнедельного курса лечения валацикловиром в комбинации с вифероном показывают, что клинико-эндоскопическая ремиссия наступает чаще, чем при использовании других схем противовирусной терапии, и в 3/4 случаев сохраняется не менее чем 12 мес.

Проведена оценка степени положительного влияния на клиническое течение хронического гастрита, сопровождающегося активной фазой хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции, и эффективности коррекции нарушений индуцированного синтеза ИФН-α и ИФН-γ лейкоцитами крови с помощью комплексного лечения валацикловиром в комбинации с иммунокорректором лейкинфероном и человеческим лейкоцитарным интерфероном для инъекций у 17 детей (средний возраст 12,3±0,9 лет). Наблюдались 14 пациентов с аутоиммунным гастритом и 3 – с неаутоиммунным гастритом, который в одном случае сопровождался непрерывно рецидивируюшей язвой луковицы двенадцатиперстной кишки и в двух случаях – непрерывно рецидивирующими эрозиями и язвами кардии и нижней трети пищевода.

У всех детей этой группы отмечалось непрерывно рецидивирующее течение заболевания длительностью от двух до трех лет с момента диагностики. При этом 8 детям ранее проводилось противовирусное лечение с включением валацикловира и виферона, которое не сопровождалось наступлением клинико-эндоскопической ремиссии.

Клинически у 3 пациентов отмечались абдоминальные боли, как правило, натощак. В 11 случаях наблюдался диспепсический синдром в виде отрыжки, изжоги; у 2 пациентов отмечался неустойчивый стул со склонностью к поносам. У всех детей были обнаружены лимфоаденопатия (увеличение шейных лимфоузлов, в двух случаях – и подмышечных), увеличение печени до 1,5-2,5 см ниже края реберной дуги, у 3 детей пальпировался край селезенки. У всех больных эндоскопически определялись изменения слизистой оболочки кардии и нижней трети пищевода в виде отека и гиперемии, у 10 – эрозии, у двух детей - язвы. В теле желудка у всех детей выявлялись отек и гиперемия, у 8 – узловатость. В антральном отделе у всех пациентов также выявлялись отек и гиперемия, у 2 больных – язвы, у 10 – узловатость слизистой оболочки.

Иммунологические показатели у детей этой группы характеризовались снижением абсолютного количества В-лимфоцитов до 557,5±45,8 в мкл, при этом у 11 (64,7%) из 17 пациентов выявлено резкое снижение адгезии клеток. Имело место снижение среднего уровня IgA сыворотки крови до 53,1±7,9% от возрастной нормы, при этом у 11 (64,7%) детей уровень IgA был в диапазоне 0,0-78,3% от возрастной нормы. Отмечалось выраженное снижение относительного (до 3,1±1,3%) и абсолютного (до 58,5±23,1 в мкл) количества теофиллинчувствительных Т-лимфоцитов (цитотоксических), у 11 (64,7%) из 17 детей имело место снижение относительного количества цитотоксических Т-лимфоцитов до 1,0%. Выявлено снижение индуцированного синтеза лейкоцитами крови вирус-индуцированного ИФН-α до 155,3±18,0 ед/мл (при норме 320 ед/мл) и митоген-индуцированного ИФН-γ до 12,7±1,0 ед/мл (при норме 32 ед/мл). Обращало внимание, что у 15 из 17 пациентов имело место одновременное снижение интерферонов α и γ. При этом у 10 больных отмечалось снижение в 2 раза ИФН-α, у 8 детей - снижение в 2 раза количества ИФН-γ и у 2 детей – снижение в 4 раза ИФН-γ. В 5 случаях отмечено резкое, в 4 раза снижение интерферонов α и γ.

В комплексном лечении хронического гастрита у детей этой группы использовалась комбинация валацикловира с лейкинфероном и человеческим лейкоцитарным интерфероном для инъекций. Лейкинферон вводился внутримышечно по 10000 МЕ 3 раза в нед в течение первых двух нед, затем 2 раза в нед в течение последующих двух нед. Затем применялся лейкинферон в виде ректальных свечей в дозе 40000 МЕ 2-3 раза в нед в течение 2-3 нед (всего 10 свечей). Со второй нед лечения подключали человеческий лейкоцитарный интерферон внутримышечно в возрастной дозировке 2 раза в нед, всего 10 инъекций. Всем детям проводилось базовое лечение хронического гастрита, 5 пациентам назначалась антихеликобактериальная терапия в течение 7 дн. Контрольное обследование осуществляли через 2 мес от начала лечения. Катамнестическое обследование проводилось через 6 мес после окончания лечения.

После лечения у всех детей произошло купирование болевого синдрома, в 6 случаях сохранялась изжога. У 5 детей сохранялось увеличение шейных лимфоузлов, в 2 случаях – и подмышечных лимфоузлов. Увеличение печени до 2,0-3,0 см ниже края реберной дуги отмечалось у 1 ребенка, у 1 пациента пальпировался край селезенки. Клинико-эндоскопическая ремиссия заболевания отмечена у 14 из 17 детей. Во всех случаях ремиссия сохранялась через 6 мес после проведенного лечения (табл. 4). Кроме того, при включении в комплексное лечение хронического гастрита комбинации валацикловира с иммунокорректором лейкинфероном и человеческим лейкоцитарным интерфероном для инъекций у детей произошла коррекция дисбаланса субпопуляций Т-лимфоцитов со статистически значимым повышением относительного (до 23,0±0,5%; p<0,001) и абсолютного (до 336,5±20,7 в мкл; p<0,001) количества теофиллинчувствительных Т-лимфоцитов (цитотоксических). Абсолютное количество В-лимфоцитов повысилось до 705,6±41,1 в мкл (p<0,05), при этом уменьшилось количество случаев снижения адгезии клеток до 3 из 17 (p<0,02). Средний уровень IgA сыворотки крови повысился до 101,7±16,8% от возрастной нормы. При этом у одного ребенка сохранялся сниженный до 0 уровень IgA, в остальных случаях диапазон уровня IgA сыворотки крови был 54,7-125,0% от возрастной нормы. Отмечалось статистически значимое повышение количества индуцированного синтеза лейкоцитами крови ИФН-α до 269,1±23,1 ед/мл (р<0,03) и ИФН-γ до 25,5±2,4 ед/мл; (р<0,002).

Проведенные исследования позволяют рекомендовать использование комбинации валацикловира с иммунокорректором лейкинфероном и человеческим лейкоцитарным интерфероном в комплексном лечении непрерывно рецидивирующих форм хронического гастрита, протекающих на фоне активной фазы хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции, а также для коррекции нарушений показателей клеточного и гуморального иммунитета.

ВЫВОДЫ.

1. Эффективность лечения хронического гастрита, сопровождающегося активной фазой хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции, повышается при включении в комплекс терапии интерферона (виферона), а при обнаружении ДНК вируса Эпштейна-Барр в слизистой оболочке желудка – валацикловира (валтрекс) в комбинации с вифероном. Эффективность противовирусного лечения при хроническом гастрите проявляется улучшением показателей клеточного и гуморального иммунитета, исчезновением аутоантител к париетальным клеткам желудка и формированием длительной (не менее 12 месяцев) клинико-эндоскопической ремиссии в 3/4 случаев.

2. Стойкая клинико-эндоскопическая ремиссия хронического гастрита длительностью не менее 12 мес и улучшение показателей клеточного и гуморального иммунитета при аутоиммунном гастрите достигается использованием трехнедельного курса лечения валацикловиром в комбинации с интерфероном по сравнению с десятидневным курсом лечения, при котором рецидив хронического гастрита регистрируется через 6 мес после отмены препаратов.

3. Включение в комплексное лечение детей с непрерывно рецидивирующими формами хронического гастрита, протекающими с нарушением клеточного и гуморального иммунитета и подавлением индуцированного синтеза лейкоцитами крови интерферона-альфа и интерферона-гамма, иммунокорректора лейкинферона в комбинации с человеческим лейкоцитарным интерфероном и валацикловиром способствует нормализации показателей интерферона-альфа и интеферона-гамма, клеточного и гуморального иммунитета и приводит к клинико-эндоскопической ремиссии заболевания в течение 6 мес более чем у 80% больных.

ЛИТЕРАТУРА.

  • Волынец Г.В. Этиологические факторы хронических гастритов у детей. Вопросы современной педиатрии 2006; 3: 24-29.
  • Волынец Г.В., Хавкин А.И., Филатов Ф.П. и др. Заболевания верхних отделов органов пищеварения у детей с хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекцией. Российский педиатрический журнал 2004; 6: 51–53.
  • Волынец Г.В., Хавкин А.И., Филатов Ф.П. К вопросу об этиологии аутоиммунного гастрита у детей. Медлайн–Экспресс 2004; 8–9: 6-8.
  • Волынец Г.В., Хавкин А.И., Филатов Ф.П. и др. Этиологическая характеристика основных типов хронического гастрита у детей. Русский медицинский журнал 2005; 13: 18 (242): 1208-1213.
  • Volynets G.V., Khavkin A.I., Babaian M.L. et al. Epstein-Barr virus in children with chronic gastritis. Journal of Pediatric Gastroenterology and Nutrition 2004; 39: S.395.
  • Львов Д.К., Баринский И.Ф., Гараев М.М., Алимбарова Л.М. Актуальные проблемы герпесвирусных инфекций. М., 2004; 124.
  • Кускова Т.К., Белова Е.Г. Семейство герпес-вирусов на современном этапе. Лечащий врач 2004; 5: 6-11.
  • Ройзман Б., Баттерсон У. Герпесвирусы и их репликации. Вирусология: Пер. с англ. Под ред. Б. Филдса, Д.М. Найпа. М.: Мир, 1989; Т.3: 186-227.
  • Русанова Н.Н. Теплова С.Н., Коченгина С.А. и др. Цитомегаловирусная инфекция у детей первых месяцев жизни. СПб.: «Лань» Мир медицины, 2001; 136.
  • Shoji H., Wakasugi K., Miura Y. et al. Herpesvirus infections of the central nervous system. Jpn. J. Infect. Dis. 2002; 55: 1: 6-13.
  • Smith T.F. Herpesviruses. Clinical and pathogenic microbiology, 2-th edition. Howard B.J., Mosby, St.Louis, 1994; 785-800.
  • Коломиец А.А. Генерализованная герпетическая инфекция: факты и концепция. Минск, 1992; 350.
  • Cruchley A.T., Williams D.M., Niedobitek G. Epstein-Barr virus: biology and disease. Oral Dis. 1997; 3 (Suppl 1): 153-156.
  • Jeffrey I. Cohen The biology of Epstein-Barr virus: lessons leamed from the virus and the host. Current Opinion in Immunology 1999; 11: 365-370.
  • Гаранжа Т.А., Филатов Ф.П. Диагностика инфекций, вызванных вирусом Эпштейна-Барр и цитомегаловирусом в гематологическом стационаре. Актуальные проблемы герпесвирусных инфекций. Под ред. Д.К. Львова, И.Ф. Баринского, М.М. Гараева, Л.М.Алимбаровой. М., 2004; 124.
  • Kijima Y., Hokita S., Yoshinaka H. et al. Amplification and overexpression of c-met gene in Epstein-Barr virus-associated gastric carcinomas. Oncology 2002; 62: 1: 60-65.
  • Grinstein S., Preciado M.V., Gattuso P. et al. Demonstration of Epstein-Barr virus in carcinomas of various sites. Cancer Res. 2002; 62: 17: 4876-4878.
  • Tajima M., Komuro M., Okinaga K. Establishment of Epstein-Barr virus-positive human gastric epithelial cell lines. Jpn. J. Cancer Res. 1998; 89: 3: 262-268.
  • Takasaka N., Tajima M., Okinaga K. et al. Productive infection of Epstein-Barr virus (EBV) in EBV-genome-positive epithelial cell lines (GT38 and GT39) derived from gastric tissues. Virology 1998; 247: 2: 152-159.
  • Zhang Y., Molot R. Severe gastritis secondary to Epstein-Barr viral infection. Unusual presentation of infectious mononucleosis and associated diffuse lymphoid hyperplasia in gastric mucosa. Arch. Pathol. Lab. Med. 2003; 127: 4: 478-480.
  • Малашенкова И.К., Дидковский Н.А., Сарсания Ж.Ш. и др. Клинические формы хронической Эпштейн – Барр вирусной инфекции: вопросы диагностики и лечения. Лечащий врач 2003; 9: 32-38.
  • Straus S.E. The chronic mononucleosis syndrome. J. Infect. Dis. 1988; 157: 405-412.
  • Дидковский Н.А., Малашенкова И.К., Тазулахова Э.Б. Индукторы интерферона – новый перспективный класс иммуномодуляторов. Аллергология 1998; 4: 26-32.
  • Долгина Е.Н., Беляев Д.Л. Применение лейкинферона (ЛФ) и интерферона-альфа (ИФН-α) – надежный способ активации противовирусной защиты у детей. Тез. докл. IV конгресса педиатров-инфекционистов России «Актуальные вопросы инфекционной патологии у детей. Инфекция и иммунитет». М., 2005; 64-65.
  • Долгина Е.Н., Беляев Д.Л., Бабаянц А.А. Лейкинферон (ЛФ) и человеческий лейкоцитарный интерферон (ЧЛИ) как средства основной терапии при заболеваниях, вызванных вирусами группы герпеса. Тез. докл. III конгресса педиатров-инфекционистов России «Актуальные вопросы инфекционной патологии у детей. Инфекция и иммунитет». М., 2004; 69.
  • Журавлева Л.А., Чуйкова К.И., Галактионова О.И. и др. Первый опыт лечения инфекционного мононуклеоза анафероном детским. Детские инфекции 2003; 3: 50-52.
  • Иванова В.В., Беляев Д.Л., Левина А.С., Железникова Г.Ф. Эффективность использования препарат лейкинферон в сочетании с человеческим лейкоцитарным интерфероном в терапии инфекционного мононуклеоза у детей. Тез. докл. III конгресса педиатров-инфекционистов России «Актуальные вопросы инфекционной патологии у детей. Инфекция и иммунитет». М., 2004; 83-84.
  • Кузнецов В.П., Беляев Д.Л. Советы практическому врачу по иммунокоррекции лейкинфероном и интерфероном. М.: НПФ «ИНТЕКОР», 2002; 33.
  • Левина А.С., Иванова В.В., Железникова Г.Ф., Комелева Е.В. Тактика иммунокорригирующей терапии инфекционного мононуклеоза у детей. Тез. докл. VI конгресса педиатров-инфекционистов России «Актуальные вопросы инфекционной патологии у детей. Инфекция и иммунитет». М., 2005; 104.
  • Молочный В.П., Протасеня И.И., Пиотрович И.П. и др. Клиника и опыт лечения инфекционного мононуклеоза у детей. Тез. докл. VI конгресса педиатров-инфекционистов России «Актуальные вопросы инфекционной патологии у детей. Инфекция и иммунитет». М., 2005; 128.
  • Букина А.А. Клинико-этиологические аспекты и новые подходы к терапии инфекционного мононуклеоза у детей. Автореф. дисс. …канд. мед. наук. СПб., 2000; 22.
  • Иванова В.В., Железникова Г.Ф., Аксенов О.А. и др. Инфекционный мононуклеоз: клиника, патогенез, новое в диагностике и терапии. Инфекционные болезни 2004; 4: 5-12.
  • Краснов В.В., Шиленок А.И., Кузенкова Л.А. Иммунотропная терапия при инфекционном мононуклеозе у детей. Тез. докл. III конгресса педиатров-инфекционистов России «Актуальные вопросы инфекционной патологии у детей. Инфекция и иммунитет». М., 2004; 124-125.
  • Краснова Е.И., Васюнин А.В., Писаренко О.В. Иммуномодулирующая терапия циклофероном у больных инфекционным мононуклеозом. Актуальные вопросы инфекционной патологии у детей. Инфекция и иммунитет: Тез. докл. III конгресса педиатров-инфекционистов России 8-10 декабря. М., 2004; 125-126.
  • Левина А.С. Клинико-иммунологическая эффективность иммуномодулирующих препаратов при инфекционном мононуклеозе у детей. Автореф. дисс. …канд. мед. наук. СПб., 2006; 22.
  • Фомин В.В., Тункина Е.Е., Горелышева И.Ю., Лагерева Ю.Г. Функциональное состояние фагоцитарного звена иммунитета при инфекционном мононуклеозе. Тез. докл. III конгресса педиатров-инфекционистов России «Актуальные вопросы инфекционной патологии у детей. Инфекция и иммунитет». М., 2004; 245.
  • Sakai Y., Ohga S., Tonegawa Y. Interferon-alpha therapy for chronic active Epstein-Barr virus infection. Leuk. Res. 1997; 21: 10: 941-950.
  • Помогаева А.П., Потарская Е.В., Уразова О.И. Эффективность применения препарата «Виферон» у детей, больных инфекционным мононуклеозом. Тез. докл. III конгресса педиатров-инфекционистов России «Актуальные вопросы инфекционной патологии у детей. Инфекция и иммунитет». М., 2004; 195.

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru  

Копирование материалов без активной гиперссылки на www.interferon.su запрещено